1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Всеволод Овчинников «Ветка сакуры»

 

«Исконная японская религия синто (то есть «путь богов») утверждает, что все в мире одушевлено и, стало быть, наделено святостью: огнедышащая гора, лотос, цветущий в болотной трясине, радуга после грозы…


Перед любым синтоистским храмом непременно высится торий – нечто вроде ворот с двумя поперечными перекладинами.
Дорога к синтоистскому храму всегда усыпана мелким щебнем, в котором вязнет нога. Экскурсанты часто удивляются: неужели аллеи Мэйдзи нельзя было заасфальтировать? Но столь неудобный для пешеходов грунт имеет свое религиозное значение.  Щебень этот заставляет человека волей-неволей думать лишь о том, что у него под ногами и как бы изгоняет из его сознания все прочие мысли, то есть готовит его к общению с божеством».
«Каждый образованный человек в Японии непременно должен владеть как мастерством каллиграфии, так и мастерством стихосложения. Излюбленными формами массового поэтического творчества служат танка или хайку, которые можно в какой-то мере сравнить с афоризмами.

В хайку об осени говорится:
Гляжу – опавший лист
Опять взлетел на ветку:
То бабочка была.
А вот хайку о лете:
Торговец веерами
Принес вязанку ветра -
Ну и жара!


«Икебана – это вид искусства, созданный нацией, которая веками воспитывала в себе умение обращаться к природе как к сокровищнице прекрасного. Выражение «икебана» можно перевести как «помочь цветам проявить себя».
Есть притча о мастере чайной церемонии Рикю, сад которого славился на всю Японию цветами повилики. Взглянуть на них решил даже сам сегун Хидэеси. Придя, однако, в назначенное утро в сад, он с удивлением обнаружил, что все цветы срезаны. Уже начавший гневаться, повелитель вошел в комнату для чайной церемонии и тут увидел икебану из одного-единственного стебля повилики. Рикю принес в жертву все цветы своего сада, чтобы подчеркнуть их красоту в одном, самом лучшем».

Главное меню

 

Буклет ЮЗГУ

 

Задать
вопрос